11:57 

энтони лашден
I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
по курсу квир-теории смотрим много фильмов, например
  • Жертва (Бэзил Дирден, Великобритания, 1961)
  • Глядя друг на друга (Карой Макк, Венгрия, 1962)
  • Любовь холоднее смерти (Райнер Вейнер Фассбиндер, Германия, 1969)
  • Частная жизнь (Фито Паэс, Испания-Аргентина, 2001)
  • Клуб Shortbus (Джон Кэмерон Митчелл, США, 2006)
  • Красота (Оливер Херманус, ЮАР-Германия-Франция, 2011)
  • Зимний путь (Любовь Львова, Сергей Тарамаев, Россия, 2013)
  • Геронтофилия (Брюс Лабрюс, Канада, 2013)
  • Мальчики (Александра-Тереза Кейнинг, Швеция, 2015)

От себя очень советуют посмотреть "Carol" (2015), очень хорошо написанные героини и гениальная Кейт Бланшет

режиссеры и долан

@темы: кино

19:57 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

19:53 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

00:25 

энтони лашден
I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.


К. говорит:

"Когда мать отходит от детеныша и он испытывает страх, боль, холод или голод, детеныш начинает кричать, чтобы мама вернулась. Разница между нами и животными в том, что мы научились не кричать, но не нашли способов перестать испытывать страх или боль.

Чем дальше уходят люди, которые могут обеспечить защиту и эмпатию, тем сильнее проявляется необходимость кричать. При здоровых реакциях человек начинает требовать помощи, начинает обращать на себя внимание. Просить о помощи - это нормально, вы не должны испытывать за это вину, вы понимаете? Просить других помочь себе - это заложено в природе человека.
Но когда мы говорим о депрессивных или истероидных состояниях, мы говорим о невозможности попросить помощи в те моменты, когда эта помощь может быть полезна. Мы говорим о ситуациях, когда боли и страданий становится так много, что они трансформируются в аффективные состояния, когда вы любыми способами пытаетесь получить поддержку со стороны, так как в противном случае это активирует механизм самодеструкции. Сначала вы ненавидите себя за слабость, а потом уничтожаете себя из собственной ненависти и стыда за свои чувства.

Депрессивные люди - это не люди играющие, не люди манипулирующие.
Депрессивные люди - это люди страдающие.

Страдающие от неспособности довериться, от неспособности проявить собственную боль и попросить помощи. Я не призываю вас объяснять свои чувства каждому встречному, но депрессия и доверие - это не дихотомия: "говорю все" и "не говорю ничего". Это аналоговая шкала, от 1 до 10, например, где 1 - хорошее самочувствие: если вы говорите, что чувствуете себя плохо на 2, и лжете, потому что, на самом деле, вы чувствуете себя на 9, вы никуда не расходуете 7 свободных пунктов ваших депрессивных состояний. Вы фрустируете их и обвиняете себя за то, что вообще их испытываете. Вы тратите энергию и силы на поддержание иллюзорной двойки, все глубже пряча ваше реальное состояние.

Вы никогда не будете полностью счастливым, но есть моменты, когда вы можете быть абсолютно несчастным: довериться другому человеку - значит позволить себе вместо наигранного благополучия продемонстрировать депрессивные состояния хотя бы на пять или шесть баллов.

Всегда существует шанс быть обсужденным другими за ваше плохое самочувствие и за ваши депрессивные состояния, потому что если вы несчастны, люди должны сделать что-то для вас. Это заложено внутри: мы испытываем необходимость спасать и быть спасенными. Всегда есть шанс, что кто-то один не захочет вам помочь. Но всегда существует и шанс, кто вам действительно помогут, вас поймут и поддержат.

Поверьте мне:

лучше быть депрессивным, чем порезанным,

лучше быть депрессивным, чем мертвым".

@темы: тексты, Антон Лашден решает не умирать

16:45 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

01:03 

lock Доступ к записи ограничен

o is for Ophelia
гипермаркет любви.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

02:30 

энтони лашден
I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.


Она говорит: "Быть влюбленным - это значит добровольно обречь себя ждать смсок, рыдать по несколько дней в неделю исключительно из-за того, что она была невнимательна и не оценила твои усилия повесить гирлянду. Это научиться печь морковные пироги, потому что она вегетарианка, это купить себе две симкарты: одну специально для того, чтобы звонить ей в другой город. Быть влюбленным и любить - это значит расстаться, а потом понять, что без нее еще хуже, чем с ней; менять работу, менять место жительства, менять партнеров, менять телефоны, прическу, одежду, начать и бросить курить - пытаться всеми доступными способами заполнить пустоту и понимать, что ее ничем нельзя заполнить".

Любить - это граничит с болезнью. Любить - это лететь через восемьсот километров, в предпоследний день сдавать отчеты, чтобы попасть в проект и увидеть ее, увидеть ее, увидеть и дотронуться до нее; приехать в город, в котором она была какое-то время и собирать остаточные доказательства ее присутствия, чтобы потом лежать и, любуясь потолком, составлять эти бессмысленные сценарии: ты забираешь ее из этого города, из другого города, из дома на побережье, где она живет с мужем - это все неважно, ты забираешь ее. И она слишком крепко держит тебя за руку, и за одну эту секунду, когда она хмурится и сплетает ваши пальцы, ты понимаешь, что она ждала, пока ты вернешься; что, может, она полюбила эти красные клетчатые занавески и запах сырости исключительно потому, что знала: ты вернешься, ты обязательно вернешься, потому что ты слишком сильно ее любишь и с каждым днем тебе становится только хуже.

Она говорит: "Иногда мне кажется, что вся моя дальнейшая жизнь - это пересказ уже случившегося. Я любила ее так, что для другой любви ни сил, ни желания. Мучительный поиск ее черт в других людях, это загадывание: если новой девушке нравится Моррисси, значит, мы сойдемся. Но новой девушке никогда не нравится Морриси. Бессмысленно..." - она обводит рукой помещение и закрывает глаза. "Это все так бессмысленно. Я смотрю на других людей и понимаю, что они встречаются друг с другом не потому, что они испытывают в этом потребность, а потому, что не хотят быть одинокими. И я не хочу быть одинокой. Любви не будет еще долгое время, и ты знаешь это, и все равно заполняешь жизнь дурацкими интрижками, чтобы не чувствовать: ты одна, и теперь это будет длиться практически вечно".

Теперь ты знаешь, что нужно было ответить не так и сказать не то. Нужно было поступить не так и сделать по-другому. И от этого нет никакого проку, потому что эти феноменальные знания пригодятся тебе только в случаях беспредельной тоски и грусти по тому, как другой человек придавал осмысленности твоей жизни, а все остальное время ты будешь жить с непреходящим ощущением, что ты вел себя как кретин и травмировал того, что был ближе всех. Многие называют это взрослением, но я склонен полагать, что это разочарование в себе.

Ты не должен был делать этого, не должен был делать того; лучшее, что ты вообще мог совершить, - никогда не встречаться с ней и не знакомиться, потому что теперь ты можешь сочинять восхитительные истории, в которых она злится и кричит: "Ты разрушаешь мою жизнь!" - и это вполне оправданный упрек (хуже всего то, что любой упрек в твой адрес, - это оправданный упрек). Никто не знает, что такое держать тебя за руку и одновременно жалеть и мечтать ударить тебя. Никто не знает, что такое любить и ненавидеть тебя в одну и ту же секунду. Никто не знает, и ты надеешься, что вскоре об этом забудет и она.

Ты всем рассказываешь, что жизнь продолжается и вроде как веришь в это и сам, а потом она говорит: "Если бы у меня была возможность вернуться в тот день, когда я влюбилась в нее, я бы подошла и попросила ее уйти с места встречи, удалить мой номер и никогда не вспоминать о моем существовании". Тебе плохо не от того, что ты испытываешь сейчас (в общих чертах, ты не испытываешь ничего), тебе плохо от того, что ты все еще помнишь, как она пахнет и как именно она зачесывает волосы, и в чем она спит, тебе плохо от того, что когда-то тебе было хорошо, а сейчас - нет.

"И теперь это будет длиться практически вечно".

@темы: Лашден, стыдоба-то какая, тексты, до того, как стало мейнстримом, Лили

01:20 

lock Доступ к записи ограничен

o is for Ophelia
гипермаркет любви.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

22:45 

lock Доступ к записи ограничен

хань
кафка в госпел-хоре
выбираем тампоны олололо

15:21 

Доступ к записи ограничен

Henry Nightingale
Самый мрачный денди на этой вечеринке
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

16:25 

Доступ к записи ограничен

Суза-Муза
не для тебя мой сердечный клапан так старается.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

10:27 

Доступ к записи ограничен

хань
кафка в госпел-хоре
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

11:10 

lock Доступ к записи ограничен

blueberrysol
see the cat? see the cradle?
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

02:13 

энтони лашден
I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
Вчера ко мне в гости приходило мое одиночество.
"Выметайся отсюда", - сказало оно и заняло всю мою жизнь.

хх

Когда я стараюсь себя заполнить чем-нибудь, я кладу внутрь себя кофе, черный шоколад и яблоко.
Иногда - творог.
Иногда - йогурт.

Каким образом я оказываюсь до верху заполненными болью и разочарованием в людях?

хх

Я проснулся сегодня с утра и задался вопросом, почему я вообще до сих пор жив.
И понял, что забыл ответ.

хх

Она сказала: "Они продают более 4 тысяч обручальных колец в год".
Ты не купил мне кольца.

Мои страдания дороже золота.

хх

Я не знаю, как продолжать любить тебя. Но это ладно.
Это не знаю, как начать не любить тебя. Отказаться от тебя. Забыть тебя. Сказать: "Больше я не готов терпеть то, что ты делаешь со мной".
Там, где должна быть всепрощающая любовь, - пустота. И там, где должна быть ненависть, - пустота.

Ты забрал у меня куда больше, чем пару дисков, свитер и три книги.
Ты забрал у меня все.

@темы: тексты, Фелиция Бауэр выела мои вены, Как насчет щепоточки страданий, Подними индекс самоубийств своим вкладом

00:52 

школярские стишки

энтони лашден
I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
К говорит: "Скажите, когда она ушла, вы почувствовали себя отверженным?"
"Знаете, - говорю я и поправляю волосы, - я почувствовал себя книгой на восемьсот страниц про отверженных".

Знаете, - говорю ему я, - я перестал проверять телефон и личные сообщения, на рациональном уровне я смирился с произошедшим и принял изменения.
К говорит: "Вы работаете по 15 часов в сутки".
Знаете, - говорю ему я, - в первую неделю, когда я не работал по 15 часов в сутки, я ложился на пол и плакал часами. Вы понимаете? - повторяю я. Это не эвфемизм. Я ложился на пол и плакал. Часами.

"Когда я впервые поругался с ней, и она перестала со мной разговаривать, я пошел и разрезал себе бок, потому что мне казалось невыносимой мысль о том, что она терпит боль из-за меня".
Вы чувствуете желание сделать это сейчас?
"Сейчас?.. Нет. Она отомщена. Все правильно".

Когда я выхожу из кабинета, я останавливаюсь около зеркала, чтобы посмотреть на то, как выглядит мое заплаканное лицо.
Оно не отличается от того, что я вижу каждое утро.
Ах да, точно.
Заплаканное лицо - это то, как мое лицо теперь выглядит всегда.

Я перестал различать фотографии, на которых я грущу и на которых я не грущу.

хх



ни имени не помню, ни лица
и без конца
звоню по таксофону
в город,
которого на карте нет
окликиваю в темноте прохожих;
бегу за тенью

ни голоса не помню, ни объятий
завернутый в туман
и слякоть,
я жду тебя на всех вокзалах,
куда ты не приедешь

бездомным псом скитаюсь
по подъездам,
забыв адрес спасенья

о,
если бы я мог из сновиденья
тебя вернуть

@темы: тексты

23:38 

энтони лашден
I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.


Мы живем в 70 милях от города; ты не помнишь моего имени, я не помню, почему ты ложишься рядом со мной спать. За окном пасутся овцы; ты ставишь чайник на плиту, ждешь, пока он начнет взвизгивать, а потом наливаешь полную чашку, и запах крепкого чая стелется по полу.
Ты поишь меня холодным молоком, от твоих рук пахнет мелиссой, ты целуешь меня в лоб; по вечерам ты перебираешь мои волосы, гладишь меня по щеке и укутываешь меня одеялом.
Звезды кажутся очень далекими, и я прикладываю ладонь к стеклу, закрывая кусочки фольги на небе.

Наша колли бежит вниз по горке, трава слишком зеленая, небо слишком голубое, воздух слишком свежий; она лает на овец, и те с топотом несутся прямо к дому, белая пена, я вытягиваю руки и улыбаюсь, когда собака трется о ногу.
На взгорке растет лаванда; каждый день ты обрываешь по маленькому пучку и добавляешь в воду: так слаще - ты ставишь ее в вазочки, ты прячешь ее в комод, под подушку.
Ты пахнешь солнцем, ты пахнешь ветром, ты пахнешь любовью.

Я ловлю бабочек и прикалываю их к темному бархату; в кладовке все меньше места для коробок с махаонами.
Ты плетешь венки и расставляешь горшки с цветами перед порогом.
Ты засушиваешь зверобой, ты вышиваешь покрывало, ты рисуешь акварелью горы.

Я смотрю на продольный порез на твоей руке.
Я смотрю на продольный порез на своей руке.

Трава слишком зеленая, небо слишком голубое, воздух слишком свежий.

Я слишком живой, слишком живой, слишком живой.

@темы: тексты, письма с того света

00:46 

lock Доступ к записи ограничен

o is for Ophelia
гипермаркет любви.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

04:08 

lock Доступ к записи ограничен

o is for Ophelia
гипермаркет любви.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

the trouble is me;

главная